Чем похожа и чем отличается благотворительность в России и в Китае

Фонд «Истоки» перевел и опубликовал исследование о китайской филантропии, в котором, в частности, азиатский опыт сравнивается с российским.

27 января фонд целевого капитала «Истоки» представил перевод исследования Пекинского университета о филантропии в Китае. Об этом написало Агентство социальной информации.

По мнению исследователей, филантропия в Китае, хоть и развивается быстрыми темпами, все еще находится на начальном этапе развития. Особый всплеск благотворительных пожертвований случился в 2008 году, когда в провинции Сычуань от сильнейшего землетрясения погибли десятки тысяч человек. Теперь эксперты фонда «Истоки» размышляют, не заставит ли эпидемия коронавируса китайских благотворителей снова действовать более активно. Как сообщили в фонде «Истоки», несколько дней назад Общество Красного Креста Китая получило первые $49 млн пожертвований на борьбу с распространением коронавируса.

По мнению Александры Болдыревой, исполнительного директора Ассоциации грантодающих организаций «Форум Доноров», в благотворительности Китая и России есть ряд схожих черт.

Например, доля грантодающих благотворительных организаций в Китае — не более 1% от всех остальных фондов: похожая ситуация, отмечает Болдырева, и в России. В обеих странах развитие и финансирование НКО происходит за счет бизнеса. За финансированием следит государство, особенно обращая внимание на источники финансирования и работу иностранных некоммерческих организаций. В благотворительности России и Китая чаще фигурируют одни и те же направления: образование, здравоохранение, развитие местных сообществ, малого и социального предпринимательства и социальная поддержка. Одинаковое постепенное развитие получает тема экологии.

Также по словам Болдыревой, и в России, и в Поднебесной к НКО относятся как к поставщику социальных услуг.

Есть и различия. Например, ситуация со статистикой: в Китае исследователи ссылаются на официальную статистику по благотворительности, в России такой нет, есть только экспертное мнение и «данные с оговорками».

«Вызовы в российской и китайской благотворительности имеют много общего: это риски и возможности цифровизации, низкий уровень готовности доноров развивать инфраструктуру, вопросы иностранного финансирования социальной сферы, недостаточный уровень доверия населения, проблемы с профессиональным уровнем сотрудников некоммерческих организаций, необходимость развивать культуру благотворительности в целом и многое другое», — считает Болдырева.

Китайская благотворительность

«Мы считаем важным изучать опыт мировой филантропии, для того чтобы адаптировать и применять в работе сообщества лучшие профессиональные практики и избегать ненужных ошибок. Сегодня невозможно понимать глобальные тенденции развития третьего сектора, не учитывая опыт азиатских стран, и в первую очередь Китая», — уверен директор Фонда целевого капитала «Истоки» Владимир Марченко.

Самыми «благотворительными» направлениями в китайской филантропии остаются образование и борьба с бедностью. В Китае всего 1% от общего населения — люди богатые, в их владении одна треть всего состояния Китая. Поэтому частный капитал — основной источник благотворительных пожертвований.

В Китае есть профильный институт, где готовят по направлению профессионального филантропического образования. На поддержку образования в целом приходится 41% пожертвований от их общего числа. Доноры, как правило, поддерживают материально те учебные заведения, в которых учились. Так, Китайский народный университет и Чжэцзянский университет получили наибольшее количество пожертвований в 117 и 109 млн долларов США соответственно.  Эти средства идут на улучшение инфраструктуры университета, стипендии, строительство библиотек и работу исследовательских лабораторий.