Фонды черного дня: как эндаументы помогают благотворительности

Статья подготовлена председателем Попечительского совета Фонда целевого капитала «Истоки» Владимиром Якуниным.

Материал опубликован 19.05 на РБК.

Для формирования фонда целевого капитала благотворителям приходится изымать часть пожертвований из текущей деятельности. Но в кризис такая политика окупается, позволяя финансировать программы помощи.

Сейчас, во время пандемии, одна из моих коллег в сфере благотворительности отметила, что, когда нет пожертвований, благотворительный фонд закрывается, ведь у него по определению не может быть «подушки безопасности». Действительно, большинство благотворительных организаций сейчас не имеют существенных накоплений и оказались на грани остановки. К сожалению, подобное уже было: в 2020 году мы видим то, что наблюдали в 1998 и 2008 годах. Неужели и в будущем придется жить от кризиса к кризису, теряя собранные по крупицам команды, опыт и социальный капитал?

Я думаю, что в дальнейшем такой предопределенности можно избежать. По крайней мере в отношении важнейших для российской филантропии программ. И ключ к решению не только прямая государственная помощь (которая, безусловно, нужна), но и та самая «подушка безопасности». Речь об институте эндаументов, до сих пор делающем в российской благотворительности первые шаги.

Отложенная помощь

В мире и в России целевые капиталы в основном используются для поддержки образования и науки, но, как показывает практика, этот инструмент не менее актуален и для благотворительной сферы. Конечно, формируя эндаумент, приходится изымать часть пожертвований из текущей деятельности и через доверительное управление вкладывать в инвестиционные инструменты: облигации, акции, депозиты, недвижимость. Любому благотворителю сложно принять такое решение. Ведь это значит, что кому-то не придет помощь «здесь и сейчас». Однако доход, полученный от активов, расходуется на уставные цели.

Сегодня на фоне уменьшения финансовых потоков сама идея формирования собственных целевых капиталов большинству благотворительных фондов кажется фантастикой, но когда экономика, а с нею и объем помощи некоммерческому сектору начнут восстанавливаться, часть поступающих средств стоит направить на обеспечение финансовой устойчивости НКО.

Нам с коллегами из Фонда Андрея Первозванного однажды уже пришлось пересматривать устоявшиеся взгляды на обращение с благотворительными средствами. Фонд был основан в 1992 году и пережил и черный вторник 1994-го, и дефолт 1998 года, и мировой кризис 2008–2009 годов. Каждый раз, несмотря на ресурсы попечителей, сохранение команды и ключевых программ давалось немалым трудом. В 2013 году, в очередной межкризисный период, мы задумались о будущем и создали специализированный фонд целевого капитала «Истоки». Созданный эндаумент помог нам без существенных потерь пройти непростые 2014 и 2015 годы и сохранить ключевые программы: «Святость материнства», конкурс социальной журналистики, медицинские экспедиции «Рубежи России» и многие другие.

Большинство созданных после принятия в 2006 году федерального закона № 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» отечественных эндаументов также прошли стресс-тесты всех кризисов российской экономики за это время. Консервативные инвестиционные стратегии позволили на горизонте последних 12–13 лет сохранить «тело» капитала и получить доход, перекрывший инфляцию. И это, замечу, в условиях, когда российские эндаументы по закону могут вкладываться только в отечественные финансовые инструменты. В случае крайней необходимости российское законодательство позволяет направить на финансирование программ до 10% от целевого капитала.

Исторический опыт

Сегодня в России более 200 эндаументов, общий капитал которых достигает 34 млрд руб. По большей части эти средства вложены в развитие образования, но уже есть примеры формирования целевых капиталов для поддержки благотворительных программ. Так, эндаумент Фонда помощи хосписам «Вера» аккумулировал уже порядка 600 млн руб., а в фонд целевого капитала медицинского центра имени Дмитрия Рогачева «Врачи, инновации, наука — детям», пожертвовали 800 млн руб. И все же большинство благотворительных эндаументов — на самой ранней фазе формирования. Например, коллеги из некоммерческой организации «Добрый город Петербург» и AdVita (помогает детям и взрослым с онкологией) создали фонды целевого капитала только в 2019 году.

У применения целевых капиталов в сфере филантропии была богатая традиция еще в дореволюционной России. Так, в неприкосновенном капитале, как тогда назывались эндаументы, газеты «Русский инвалид» к 1842 году было собрано 14,85 млн руб., что сегодня составляло бы примерно 50–60 млрд руб. На доходы от этого капитала не только издавалась популярная газета, но и получали пожизненную пенсию более 15 тыс. отставных солдат и унтер-офицеров, 1,5 тыс. сирот обучались в казенных заведениях. Эндаумент «Русского инвалида» благополучно просуществовал до октября 1917 года.

Капитал Ведомства учреждений императрицы Марии, крупнейшей благотворительной организации Российской империи, в 1905 году составлял 128 млн руб., что примерно соответствует 320 млрд современных рублей. На доходы от этого эндаумента содержались полностью или частично 365 учебных, благотворительных и лечебных заведений, в которых обучались 9,5 тыс. детей, находились на излечении более 35 тыс. человек, а в приютах и домах престарелых содержались не менее 60 тыс. призреваемых. Очевидно, что, если бы не события 1917 года, социальная сфера России и сегодня во многом была бы обеспечена доходами от эндаументов, чей совокупный капитал мог бы поспорить с ведущими западными фондами.

В отличие от российской история зарубежных целевых капиталов не прерывалась, и мы видим, что крупнейшие эндаумент-фонды США и Западной Европы благополучно пережили перипетии ХХ века: Великую депрессию, две мировые войны, энергетический кризис 1970-х годов, мировой финансовый кризис 2008 года. Очевидно, что переживут и COVID-19. Так что кризисы для фонда целевого капитала — это норма, они в его «заводской прошивке».

Помощь государства

Замечу, что эндаументы — это еще и необычно «длинные» для нашего рынка деньги, которые способствуют улучшению инвестиционного климата страны. Впрочем, до того, чтобы стать значимым фактором для российского финансового рынка, отечественным фондам целевого капитала еще далеко.

Законодательство об эндаументах нуждается в совершенствовании. Сейчас парламентарии и представители сектора работают над поправками в закон «О благотворительности» 1995 года, которые призваны защитить НКО, создающие собственные целевые капиталы без образования отдельного юридического лица. Сегодня такие организации попадают в некую правовую коллизию: работу эндаументов регулирует закон «О целевых капиталах», а деятельность НКО — вышеупомянутый закон «О благотворительности», что мешает нормальному функционированию целевого капитала внутри благотворительной организации. Поправки передают все регулирование деятельности НКО в части использования эндаумента в ведение закона «О целевых капиталах» и значительно облегчают правила работы благотворителей.

Сейчас федеральные власти планируют поддержать пострадавшие от коронавируса социально ориентированные НКО. Это экстренные меры, которые абсолютно необходимы. Но почему бы в дальнейшем государству не поучаствовать в создании «подушки безопасности» для таких НКО? Недавно заместитель председателя Совета Федерации Николай Журавлев предложил софинансировать эндаументы университетов из бюджета, чтобы на каждый рубль частных пожертвований государство вкладывало рубль деньгами или имуществом. Думаю, было бы логично распространить такую практику и на целевые капиталы благотворительных организаций.

Одним словом, и жертвователям, и менеджменту НКО уже сейчас, когда кризис еще далек от завершения, стоит задуматься о том, как эффективно использовать следующий стабильный период и подготовиться к новым испытаниям.